Жизнь в мертвом городе

Ленинградцы, дети мои!
Ленинградцы, гордость моя!

Джамбул Джанабаев (1846-1945)

Мы преклоняемся перед ветеранами, отстоявшими нашу страну в Великую Отечественную войну, перед мужеством фронтовиков, сражавшихся с врагом. Много трудностей и горя выпало на их долю. Но не меньше пришлось пережить жителям оккупированных территорий и заложникам блокадного Ленинграда. Этот рассказ – о женщине, которая, будучи ребенком, оказалась в осажденном Ленинграде и мужественно выдержала все трудности блокады, – Софье Михайловне Сорокиной.

Родилась Софья Михайловна в 1928 году в Царском Селе. Она хорошо знает этот город, все его улицы, дома, известные достопримечательности: парки, дворцы, знаменитый Лицей… Потом ее семья бежала от немцев в Ленинград – город, где ей предстояло столкнуться с немалыми трудностями.

22 июня 1941 года немецкие самолеты начали бомбить спящие русские города и аэродромы. В этот день началась страшная война, которая унесла с собой миллионы человеческих жизней. «Я потеряла всю семью за считанные дни, – рассказывает Софья Михайловна. – 20 января 42-го года умерла мама, на следующий день – брат, а 26 числа – отец. Видимо, чувствуя приближение конца, отец подозвал меня к себе, дал деньги, обручальные кольца и потом попрощался со мной. Мне было тогда 14 лет. Ночь я провела сидя на стуле – с тремя трупами в квартире. В Ленинграде было очень холодно. Ни отопления, ни света, ни воды, ни газа! 28 января меня нашла на лестнице наша соседка Лиза и взяла к себе. Она затопила печь, помыла меня, накормила, и до 31 января я жила у нее. Потом, благодаря записке, оставленной на двери квартиры, меня нашла моя тетя. Чуть позже я переехала к ней на Литейный проспект».

Страшное было время – мрачное, грязное, голодное и темное, словно на мир обрушилась тьма. Люди задыхались в Ленинграде: от запаха разлагавшихся тел, от грязи, которой было так много на улицах в связи с отсутствием канализации. Ленинградцам выдавали по два деревянных сколоченных ящика, метр на метр, с землей, для биологических отходов. Когда они наполнялись, все содержимое выкидывалось в водный канал, где за городом дезинфицировалось. Не делай этого жители, город вымер бы от холеры или чумы.

Софья Михайловна вспоминает, что когда сгорели бадаевские склады с едой, ленинградцы просто обезумели. За хлеб разворачивалась настоящая борьба. Один раз, когда Соня несла домой хлеб, полученный по карточке, проходящие мимо мальчишки вырвали его из рук ослабевшей от голода девочки. Что девочка удержала в кулачке, то и принесла домой – маленький кусочек хлеба для троих человек!

«От блокады Ленинграда у меня осталось много тяжелых воспоминаний. Одно из них – поход в баню. Людям выдавали маленький кусочек мыла и немного воды – больше ослабленные ленинградцы и унести не могли. Я помню, как в бане от воды начал подниматься пар, а по комнате медленно двигались умирающие от голода люди. У меня было полное ощущение, что именно так выглядит преисподняя!»

В третью волну эвакуации 4 августа 1942 года Софье удалось выехать из Ленинграда. Она приехала в Пермь, где окончила школу ФЗУ. 27 января 1944 года силами Ленинградского, Волховского и Прибалтийского фронтов Ленинград был освобожден. Закончилась 900-дневная блокада города на Неве.

В 1965 году Ленинград получил звание города-героя, а также награды: Золотую звезду, орден Красного Знамени, два ордена Ленина, орден Октябрьской революции. В 1964–67 годах был создан Зеленый Пояс славы вокруг Ленинграда, в котором насчитывается 60 памятников, ансамблей, плацдармов, среди которых – Пулковский рубеж, Карельский перешеек, Дорога жизни и Пискаревское кладбище.

Много лет спустя уже в Москве Софья Михайловна окончила Учительский институт и Педагогический университет имени Ленина. 40 лет жизни она посвятила работе в школе, преподавала и в школе № 158 нашего района.

Сейчас у Сорокиной дружная семья: сын и двое внуков, которыми она очень гордится. Серьезное увлечение Софьи Михайловны – коллекционирование интересных книг. Ее библиотека насчитывает около 120 книг только о Пушкине – любимом поэте С.М. Сорокиной.

«В блокадные дни книг почти не было, да и не до чтения нам было, – рассказывает Софья Михайловна. – Но, помню, в те страшные дни нас поддерживал по репродуктору голос поэтессы Ольги Берггольц: «...Их имен благородных Мы здесь перечислить не сможем, Так их много под охраной гранита, Но знай, внимающий этим камням, Никто не забыт и ничто не забыто»».

--
Источник: газета «Левый берег» № 2 (87) за март 2010 года, стр. 4 — автор Анна Баранова.